25.01.2022

Полковник СБУ Животов: Сменится власть, и министров обороны, начальников Генштаба привлекут к уголовной ответственности за незаконное использование армии в АТО

– В одной из наших бесед вы вскользь упомянули, что все судебные дела по военным и добровольцам, проходящие в Украине, могут быть признаны нелегитимными. О чем речь?

– О том, что все судебные приговоры последних лет, в которых фигурирует заключение военной экспертизы, – незаконны и легко могут быть оспорены в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ. – «ГОРДОН»). Подчеркиваю: все судебные вердикты с военной экспертизой.

– На чем основано ваше утверждение?

– Помните, почему дело нардепа Мосийчука ничем не закончилось? Потому что при снятии с него неприкосновенности была грубо нарушена процедура и регламент Верховной Рады. В итоге защита нардепа обжаловала решение парламента в суде и выиграла, потому что при снятии неприкосновенности с Мосийчука была нарушена процедура.

ВИДЕО

17 сентября 2015 года, Киев, здание Верховной Рады. Только что парламент проголосовал за снятие депутатской неприкосновенности, привлечение к уголовной ответственности и арест Игоря Мосийчука. Нардепа от Радикальной партии задержали в тот же день в коридоре Рады. Через два месяца, 17 ноября, Высший административный суд Украины признал незаконным постановление парламента о снятии неприкосновенности в связи с нарушением регламента (представление генпрокурора не прошло через регламентный комитет перед вынесением на обсуждение в сессионном зале). Рада обжаловала это решение в Верховном Суде, но тот подтвердил вердикт Высшего админсуда. На данный момент Мосийчук продолжает работу в парламенте. Видео: Громадське Телебачення / YouTube

К слову, ЕСПЧ не изучает доказательства обвинения, а четко следит, соответствовал ли судебный процесс нормам и законам страны, чьим гражданином является подозреваемый или обвиняемый.

– Так при чем здесь военная экспертиза?

– При том, что когда в Украине ввели институт военной экспертизы – грубо нарушили и закон, и процедуру. Почему? Уголовно-процессуальный кодекс Украины четко оговаривает, что экспертом может быть лицо, получившее квалификацию эксперта согласно закону «О судебной экспертизе».

Но в этом законе есть интересная вещь, а именно статья 17, где написано: «Для присвоєння та позбавлення кваліфікації судового експерта і кваліфікаційних класів створюються експертно-кваліфікаційні комісії при міністерствах та інших центральних органах виконавчої влади … До складу експертно-кваліфікаційних комісій входять найбільш досвідчені фахівці та науковці, які мають кваліфікацію судового експерта та стаж практичної роботи за спеціальністю не менше п’яти років».

– В переводе с юридического на человеческий это означает?..

– …что все военные эксперты в Украине в период с декабря 2015-го по апрель 2017-го (дата получения последней по времени лицензии, на сегодняшний день всего в стране 10 человек военных экспертов.«ГОРДОН»получили квалификацию незаконно, потому что в комиссии, их отбиравшей, не было экспертов по специальности «військові дослідження» со стажем «не менше п’яти років». Не было и быть не могло, потому что еще несколько лет назад ни института военной экспертизы, ни военной прокуратуры в Украине не существовало. Зато теперь военных сажают в тюрьмы в том числе на основании военных экспертиз, которые в принципе незаконны.

Чтобы было понятнее суть проблемы: парламентарии, указав в законе «О судебной экспертизе» требования к составу комиссий, присваивающих квалификацию судебного эксперта, не предусмотрели вариант введения новых видов экспертиз. Не предусмотрели, что в составе комиссий на момент присвоения квалификации экспертов не может быть экспертов со стажем «не менше п’яти років» по новому виду экспертиз.

Украинских военных в судах обвиняют гражданские прокуроры без базовых знаний военного дела, боевого устава и так далее

– Давайте по порядку. Когда именно в Украине ввели военную экспертизу?

– Приказ Министерства юстиции о внесении изменений в «Инструкцию о назначении и проведении судебных экспертиз и экспертных исследований» и о внесении изменений в «Научно-методические рекомендации по вопросам подготовки и назначения судебных экспертиз и экспертных исследований» был 27 июля 2015 года.

– До этого военной экспертизы в стране вообще не было?

– Ее в принципе никогда в независимой Украине не существовало, в ней не было необходимости.

– С 1992-го по 2012 год военная прокуратура была, а военной экспертизы не было? Как такое возможно?

– Формально существовала военно-уставная экспертиза, но, по сути, никто к ней не обращался. Причина? Раньше в военной прокуратуре работали военные юристы, которые досконально знали воинское законодательство и устав, понимали, что, где и как искать. Военные прокуроры сами могли юридически обосновать: мол, товарищ комбриг, ваш приказ незаконен согласно пункту такому-то военного устава.

– А сейчас что не так с военными прокурорами?

– В 2012 году при Януковиче военную прокуратуру фактически упразднили, был потерян уникальный кадровый костяк профессиональных военных юристов. В итоге в августе 2014-го, когда в Украине воссоздали уже новую военную прокуратуру, завели туда гражданских юристов, присвоив им воинское звание. И что получилось? Воинское звание есть, а элементарных знаний военного законодательства нет.

Иными словами, с августа 2014-го украинских военных в судах обвиняют гражданские прокуроры без базовых знаний военного дела, боевого устава и так далее. А ведь эти «прокуроры» и «эксперты» не уголовников судят, а военных и добровольцев, действовавших в боевой обстановке в обстоятельствах полной разрухи весны-лета 2014 года.

– Не менее серьезная проблема, насколько я понимаю, отсутствие военных судов?

– Безусловно. Я сам не раз был свидетелем того, как судьи, ничего не понимающие в военном деле, буквально спрашивают: «А почему нельзя было применить оружие? А почему при штурме административного здания нельзя стрелять в толпу?».

И как после этого объяснить гражданскому судье, что, например, при штурме здания Луганской СБУ 6 апреля 2014 года мы по закону не могли стрелять в толпу? А ведь «профессионалы» военной экспертизы настаивают: мол, СБУ должна была весной 2014-го руководствоваться в повседневной деятельности, в том числе при обороне объектов СБУ, статьями 2 и 10 закона «О милиции», и возлагают на СБУ – только вдумайтесь в это! – обязанность охраны общественного порядка, обеспечение безопасности дорожного движения. Любой нормальный юрист вам скажет: это абсолютный бред!

В статье 26 закона Украины «О Службе безопасности Украины» указано, что сотрудники службы могут руководствоваться только одной нормой закона «О милиции», а именно статьей 15, которая вместе со статьей 21 «Об уставе внутренней службы Украины» определяют порядок применения огнестрельного оружия и запрещают его применение при массовом скоплении людей, чтобы не пострадали невиновные лица.

Люди воевали, защищали Украину, вернулись в тыл, а там некий военный судебный эксперт заявляет: ты воевал неправильно

– Правильно ли я вас поняла: все судебные приговоры на основе военной экспертизы, вынесенные с июля 2015 года, незаконны и легко могут быть опротестованы в ЕСПЧ?

– Абсолютно правильно. То есть люди воевали против российских оккупационных войск, защищали Украину на линии фронта, вернулись в тыл, а там некий военный судебный эксперт, с нарушением закона получивший квалификацию, заявляет: нет, товарищ, ты воевал неправильно.

Военные прокуроры старой школы возмущены: кто дает эти экспертные заключения? На каком основании? Я много читал и анализировал заключения военной экспертизы, у меня уши краснели: это не экспертиза, а аматорство! Не хочу, чтобы завтра моих товарищей, с которыми мы были в зоне АТО, осудили на основании этих липовых экспертиз. Люди воевали, родину защищали…

– …а некоторые мародерили или отсиживались в прифронтовых гостиницах, чтобы после получить статус участника боевых действий.

– Военная экспертиза назначается не в делах о мародерстве, а исключительно в отношении действий командного состава в той или иной обстановке. В заключении указывается, что конкретно нарушил военнослужащий, например, при обороне воинской части или при проведении операции в Иловайске или Дебальцево. Эксперт рассматривает конкретные боевые события в зоне АТО.

– Разве суд целиком и полностью опирается на экспертизу? Мне казалось, это лишь формальность.

– Извините, заключение военной экспертизы – одно из многих доказательств, которое рассматривает суд! Доказательство, которое (в совокупности с другой доказательной базой) учитывается при вынесении приговора. А заключение выносят нелегитимные эксперты, незаконно с грубым нарушением процедуры получившие квалификацию.

– Если все настолько очевидно, почему Минюст допустил такую юридическую ошибку?

– Потому что это либо некомпетентность или злой умысел. Третьего не дано. Квалификацию военных экспертов присваивает комиссия, в которой нет ни одного человека с пятилетним стажем работы, как того требует закон. Минюст должен был предварительно инициировать изменения в законодательство, но почему-то этого не сделал.

– Ну техническая ошибка, бывает, чего вы занимаетесь юридической казуистикой?

– Вы ЕСПЧ объясните про «техническую ошибку». Впрочем, допускаю, что Минюст сознательно допустил такую ошибку. Представьте, как легко можно надавить на такого военного эксперта, пригрозить ему аннулированием лицензии? Ручное управление по-прежнему очень выгодно власти.

Что касается претензии про «юридическую казуистику»… Не дай бог вам попасть в суд с такими военными экспертами – тут же станете буквоедом. Потому что процедуру надо соблюдать от сих и до сих. Всем соблюдать, а не ставить целесообразность выше закона.

Генерала Назарова незаконно назначили руководить оперативным штабом АТО, все его приказы изначально были нелегитимными

– Приведите пример судебного приговора, основанного на военной экспертизе, который теперь легко оспорить в ЕСПЧ.

– Например, кейс генерал-майора Назарова, уже лишенного звания и приговоренного судом. Военная экспертиза признала, что именно по его вине погибли 49 человек в Луганском аэропорту. Не буду влезать в это дело, анализировать показания свидетелей и так далее. Есть главный вопрос: как военная экспертиза могла признать Назарова легитимным должностным лицом, который имел право руководить оперативным штабом АТО?

Эти эксперты законодательство о проведении АТО видели? Статью 12 закона от борьбе с терроризмом про «Управління антитерористичною операцією» они читали, где указано, что оперативный штаб АТО возглавляет по состоянию на 2014 год исключительно руководитель антитеррористического центра при СБУ или начальник регионального органа СБУ?

– Объясните понятным для рядового гражданина языком.

– Просто эксперты по каким-то неизвестным мне соображениям умышленно не указали в своем заключении, что первый заместитель начальника антитеррористического центра при СБУ на тот момент Виктор Муженко превысил свои полномочия, назначив своим приказом начальником оперативного штаба АТО на Донбассе Назарова, и не дали его действиям оценку.


nazarov_unian

27 марта 2017 года суд Днепропетровской области вынес приговор генерал-майору ВСУ, бывшему начальнику оперативного штаба АТО Виктору Назарову. Он был осужден на семь лет лишения свободы за халатность, приведшую к крушению в аэропорту Луганска самолета Ил-76 с 49 людьми на борту, включая 40 десантников 25-й отдельной Днепропетровской воздушно-десантной бригады. Фото: Владислав Мусиенко / УНИАН


Новоиспеченные судебные военные эксперты буквально не знают законодательной базы. В случае с Назаровым вначале надо было проверить, законно ли его 21 мая 2014 года назначили руководителем оперативного штаба АТО? Имел ли он в принципе право занимать эту должность? Отвечаю: незаконно, права не имел, а значит, все его приказы о проведение операции в зоне АТО изначально были нелегитимными. И теперь любой боец имеет право спросить: а на основании чего я оказался там-то и там-то, если приказ отдавал нелегитимный руководитель?

К слову, адвокаты Назарова частично описали это в апелляции, указав, что ни о какой «служебной халатности» в его случае и речи нет, потому что изначально его назначение было незаконным. Но Назарову вынесли приговор на основании нелегитимной военной экспертизы. Теперь ему прямая дорога в ЕСПЧ. И он выиграет дело, не сомневайтесь.

– На четвертый год войны в Украине впервые был осужден высокопоставленный военный чиновник, из-за которого погибли 49 человек, а вы называете решение суда нелегитимным.

– Виновность Назарова определяет исключительно суд. Но я другое пытаюсь вам объяснить: у нас четвертый год реальная война, а в стране по-прежнему действуют законы, разработанные для мирного времени. И суды выносят вердикты на основе законодательства мирного времени! Ну если законы не отвечают реальному положению дел в стране – их надо менять. А у нас парламент закрывает на это глаза.

В Германии тоже запрещено задействовать армию внутри страны. Что сделал бундестаг? Изменил конституцию, взял ответственность на себя. А у нас каждый подставляет каждого

Приведу красноречивый пример: несколько лет назад в Германии начались массовые беспорядки, полиция не справлялась с обязанностями. Как и у нас, в Германии тоже запрещено задействовать армию внутри страны. Но что сделал бундестаг? Срочно собрался и изменил – внимание! – конституцию, разрешив использование армии для наведения порядка внутри государства.

Немецкие политики собрались и взяли ответственность на себя. А у нас каждый подставляет каждого. На сегодняшний день в Конституции Украины четко написано: армия предназначена для защиты от внешнего врага. А у нас официально, на законодательном уровне, нет ни врага, ни агрессора, а армию нельзя задействовать в АТО.

– Секундочку, 5 июня 2014 года Верховная Рада разрешила армии действовать внутри страны.

– Правильно. Но! Изменения в закон внесли, разрешив участие армии в АТО, а Конституцию не изменили! А ведь в основном законе государства четко написано, что нельзя принимать законы, противоречащие Конституции.

Мы или живем по закону, или нет. Другого не дано. А представьте, сменится власть и тут же начнет командиров частей, министров обороны, начальников Генштаба привлекать к уголовной ответственности. Почему? Потому что они нарушили Конституцию и незаконно использовали армию во время АТО.

Украинское общество убеждено, что именно из-за вины руководства АТО случились иловайская трагедия и другие наши поражения в период 2014-2015 годов. Но мало кто обращает внимание на принципиально важную вещь: руководство государства и парламент официально в юридической плоскости не заявили о российской агрессии против Украины. И как тогда можно обвинять генералов и офицеров за эти поражения, если они не имели настоящих полномочий для отражения нападения внешнего врага? Не имели потому, что на силы АТО по законодательству не возложена обязанность отражать внешнюю агрессию.

В законе «О борьбе с терроризмом четко сказано: «Цей закон з метою захисту особи, держави і суспільства від тероризму, виявлення та усунення причин і умов, які його породжують, визначає правові та організаційні основи боротьби з цим небезпечним явищем, повноваження і обов’язки органів виконавчої влади, об’єднань громадян і організацій, посадових осіб та окремих громадян у цій сфері, порядок координації їх діяльності, гарантії правового і соціального захисту громадян у зв’язку із участю у боротьбі з тероризмом».

И за эти полномочия руководство АТО выходить не имеет право. Как вы лодку назовете, так она и поплывет. Назвали АТО? Получили такой результат, увы.

– Нынешнее руководство страны это понимает?

– К сожалению народные депутаты ни законы, ни законопроекты, ни правки не читают. Подавляющее число наших парламентариев занимаются не законотворчеством, а договорняками. Так что не только судебные приговоры последних лет, но и законы, указы, постановления – почти все может быть подвергнуто сомнению ровно потому, что значительная часть политиков и чиновников в Украине абсолютно некомпетентны в вопросах безопасности государства.

– Как исправить ситуацию?

– В случае с военной экспертизой – немедленно внести изменения в закон «О судебной экспертизе». Но все равно в этом случае все заключения военных экспертиз, которые были сделаны до вступления в силу новых изменений, будут недействительны. Так как в этом случае закон не имеет обратной силы, так как ухудшает права обвиняемых.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *