06.12.2021

Война за вывоз мусора в Нью-Йорке

Летом 2009 года американский инвестиционный фонд Kohlberg Kravis Roberts & Co. (KKR) приобрел за $1,3 млрд крупнейший мусороперерабатывающий концерн Австралии. На фоне громких слияний в металлургической отрасли сделка прошла почти незамеченной. Между тем речь идет о строительстве транснациональной монополии: KKR уже принадлежат несколько европейских операторов этого «дурно пахнущего» рынка.

В США проживают пять процентов населения планеты, которые производят тридцать процентов мирового мусора. До начала прошлого века он валялся неубранным — зарабатывать деньги на вывозе и переработке отходов было невозможно. Жители просто сбрасывали мусор на ближайший пустырь или в реку, им даже в голову не приходило, что когда-нибудь города превратятся в свалки и за их уборку придется платить.

Развитие промышленности ускорило процесс захламления американского континента — муниципалитеты попытались решить проблему путем создания городских служб по вывозу и утилизации мусора. Но денег на их содержание в бюджетах не хватало, работали они вяло. Так продолжалось до начала 1930-х годов, когда Cosa nostra начала вкладывать в отрасль капиталы, заработанные контрабандой спиртного во времена сухого закона.

Деньги под ногами

Особенно в этом бизнесе преуспела семья Гамбино. До начала 1990-х годов главным человеком в американской мусорной индустрии оставался Джеймс Фаилла — бывший шофер и телохранитель основателя клана Карло Гамбино. Первые контакты в этой отрасли он завязал еще в середине 1920-х годов. Тогда лидеры профсоюзов — в основном выходцы из еврейских и итальянских семей — нередко обращались за помощью к уличным гангстерам из своих гетто. Им нужны были «стальные мускулы» для борьбы со штрейкбрехерами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *